Поиск по сайту

Sirotkin: полет нормальный

Sirotkin

«В 27 лет не до шуток: ты должен либо выпускать релиз и быстро становиться легендой, либо уже нет. Поэтому я собрался с силами, сжал ноутбук и гитару и записал EP, за который мне не стыдно», — так Сергей Сироткин презентовал свой дебютный мини-альбом «Challenger» весной 2015 года, получивший положительные отзывы уважаемых критиков. С тех пор с московским музыкантом произошло еще несколько значимых событий: он завоевал Гран-при в номинации Young Blood на Jagermeister Indie Awards (в числе членов жюри были Илья Лагутенко и Артемий Троицкий), сыграл на большой сцене YOTASPACE и выпустил неординарный клип «Imaginary Pilot».

Атмосферные электронные аранжировки, искренний запоминающийся голос и небанальные тексты добавляют обаяния мелодичным трекам Sirotkin, в которых, кажется, нет ничего показного и нарочитого. «Trill» встретился с музыкантом и узнал, откуда шрам на его гитаре, в чем преимущество песен на русском языке и почему для вдохновения полезно принимать ванну.


Сергей Сироткин: Первая версия «Imaginary Pilot» записана три года назад, поэтому она скорее отражает мои вкусы и взгляды того времени. Работа над клипом на эту песню с Алексеем Томиловым стала для меня приятной неожиданностью — изначально видео было снято для другой группы, но она распалась, и Алексею пришлось все менять на ходу. В итоге мне показали предварительный вариант видео, Алексею показали несколько моих треков, нам обоим стало интересно, и мы решили сотрудничать. Дальнейших планов работать вместе у нас пока нет, но не будем загадывать.

О людях в студии и на сцене

Все, что выходило и планируется к выходу под именем Sirotkin, я делал сам, включая студийные записи. Хотя я часто спрашиваю мнения участников группы и просто близких, чьему вкусу доверяю. Думаю, в будущем это изменится, станет больше совместного творчества. Все-таки когда группа играет вместе живьем — эмоции и наполненность музыки становятся совсем другими.

На сцене мы выступаем втроем: Влад Хайдуров играет на клавишах и поет бэк-вокалы, Андрей Канушин играет на барабанах, я играю на гитаре и пою. Вообще мы думаем над расширением состава, хотим добавить живой бас, но нужно найти правильного человека: сейчас, как мне кажется, у нас сложилась очень гармоничная атмосфера, нам легко друг с другом общаться и играть — не хочется такое испортить.

О гитарах с характером, учебе и футболе

Чаще всего я придумываю песни с акустической гитарой. Много использую ее в аранжировках, мне очень нравится звучание. На клавишах я умею играть очень условно — в основном это какие-то простые аккорды или мелодии, сыгранные одним пальцем. В синтезаторах меня скорее привлекает работа с тембрами, с эффектами — могу долго с ними возиться.

Первую гитару нам с братом подарили родители. Мы оба — левши, а гитара была праворукой, поэтому мы какое-то время клали ее горизонтально, зажимали лады большим пальцем и так что-то себе наигрывали. Позже я около года занимался классической гитарой с преподавателем, но бросил — увлекся футболом. Больше нигде не учился музыке, стараюсь осваивать инструменты сам по видео.

Обе свои гитары я очень люблю и, наверное, никогда не продам. Электрогитара Epiphone Casino была сделана в Японии в 88-м году, мы с ней ровесники. Купил ее лет пять-шесть назад, в ней много чего пришлось исправить и заменить, но сейчас она звучит отлично. Акустическую Gibson Hummingbird купил в прошлом году, хорошо, что успел до всех этих дел с курсами. У нее была полностью отломана «голова», ее приклеили обратно в мастерской, поэтому удалось купить ее с большой скидкой у одного канадца. Мне даже нравится этот шрам на месте слома, он добавляет ей характера.

Я нигде не учился вокалу, зато часами пропевал по кругу упражнения из аудиокурса, и сейчас стараюсь хотя бы пару раз в неделю позаниматься. На мой взгляд, чтобы хорошо петь, нужно просто петь как можно больше, я не думаю, что есть какой-то другой секрет. Вообще я критически оцениваю свой уровень и хочу найти преподавателя, но руки пока никак не доходят.

Сергей Сироткин
Сергей Сироткин

О пустоте

Чтобы написать музыку, внутри нужна какая-то пустота, которую музыка должна заполнить. Поэтому для вдохновения мне полезно посмотреть в окно, прогуляться одному по улице, полежать в ванне и послушать воду из крана. Наверное, чего-то схожего можно добиться медитацией, но я в ней как-то не разобрался. Сильные личные потрясения тоже могут заставить что-то в душе зашевелиться, но я бы предпочел обходиться без них, слишком высокая цена.

А вот вдохновения от чужой музыки, фильмов, книг — я особенно не получаю, они скорее полностью заполняют голову, и места для творчества уже не остается.

О Тиме Бертоне и единении человечества

Я люблю сказки для взрослых, такие как фильмы Тима Бертона. Они создают причудливую, но убедительную реальность — ироничную, грустную и пугающую одновременно. На пару часов тебя переносят туда. Посмотрите «Крупная Рыба» или «Мрачные Тени», что-то такое я пытаюсь передать в своей музыке.

Есть одно чувство, которое преследует меня и часто звучит в моих песнях — это осознание того, что в жизни всегда будет большое количество трудностей: неравенство, катастрофы, сильные, поедающие слабых, и прочее. Но противостояние этим трудностям объединяет нас, заставляет сопереживать друг другу и в итоге делает сильнее.

О русском и английском

Русскость в моих песнях — скорее следствие того, на какой музыке я рос, каким влияниям подвергся. Конечно, маленьким я смотрел «Приключения Электроника», «Бременских Музыкантов», — все, что и другие дети в то время, и мелодии проникали в голову вместе с сюжетами. Был увлечен в разное время Майклом Джексоном, Nirvana, Radiohead, электроникой модного когда-то лейбла Warp Records... Все это отразилось на моих песнях. Я не пытаюсь написать что-то более русское или интернациональное специально, по-моему, это был бы ошибочный подход. Нужно максимально бережно воспроизвести то, что происходит у тебя внутри, тогда есть шанс придумать что-то яркое и достучаться до людей в любой стране.

Что касается текстов — я начинал писать на английском, потому что слушал тогда мало русских артистов, и русские тексты резали слух, казались неестественными. А потом я попробовал перевести несколько песен, «Герои», например, — тоже перевод изначально англоязычной песни. Попробовав, я почувствовал, что результат намного откровеннее и тоньше передает мои ощущения. Назад возвращаться желания пока не возникало.

О новом альбоме

Следующим релизом станет мини-альбом, в него войдут только новые песни на русском языке, часть из них можно было услышать на наших концертах. Новый материал получился более мрачным и острым, в нем стало чуть меньше электроники. Кроме того, я постарался передать настроение музыки прошлого, в том числе советской. Я очень доволен результатом, с нетерпением жду февраля, когда смогу показать его людям.

Сергей Сироткин
Сергей Сироткин

О музыкальных ориентирах

Есть люди, чье мнение о своей музыке я бы очень хотел узнать. В России это композиторы — Эдуард Артемьев и Алексей Рыбников, обоих очень люблю за их музыку к фильмам, надеюсь, что когда-нибудь мне удастся с ними познакомиться. Есть и два человека из числа любимых музыкантов, которые уже оценили мое творчество и сами со мной связались — это было немного сюрреалистично и, конечно, очень приятно, имен я бы называть не хотел.

Вне России это конечно Том Йорк, лидер Radiohead. Я всегда говорю жене и друзьям, что, если Том предложит записать трек или выступить вместе — моя миссия на планете выполнена, можно больше ничего не делать.

Я со многими знаком виртуально, все крутятся вокруг одних пабликов, сайтов и концертов. Но ближе всего мы общаемся с Сергеем Бурухиным, он играет в группе Наадя и готовит свой сольный проект, судя по демо-записям, очень классный.

Что касается совместных проектов — мы записали несколько треков с гитаристом Дмитрием Емельяновым, один из них, написанный для показа Гоши Рубчинского, в итоге был опубликован. Пробовал делать что-то вместе с московскими электронными музыкантами, но пока ничего не довели до конца, совместная работа мне дается довольно тяжело.

Об убедительных концертах

Самым впечатляющим для меня пока было выступление в YOTASPACE в поддержку Jay-Jay Johanson. Мы в первый раз играли в таком большом зале, к концу нашего сета там было под тысячу человек. Перед концертом мы немного волновались: как нам будет слышно себя на сцене, как будем звучать со стороны. Но все прошло отлично, по крайней мере Jay-Jay так сказал.

Sirotkin в YOTASPACE (ноябрь 2015 г.)
Sirotkin в YOTASPACE (ноябрь 2015 г.)

Со сцены реакция публики воспринимается не так, как в зале. Один хмурый взгляд зрителя, и уже кажется, что все идет не так. Я пару раз замечал, что после первых песен реакция сдержанная, но потом люди втягиваются, начинают двигаться в такт, аплодировать громче. Я думаю, что это хороший знак: нам удается убедить незнакомых людей, понравиться им за тридцать минут. Это приятно.

А вообще, каждый концерт — это новый опыт. Я думаю, что молодым музыкантам нельзя кичиться, сначала нужно выступать везде, куда позовут. Когда предложений станет столько, что появится выбор — можно начинать выбирать.

О пиратстве

Сегодня в музыке такая ситуация, что слушатель, который скачал мою песню — сделал мне одолжение, а не я ему. Самое лучшее решение — это пойти и самому загрузить свою музыку на торрент-трекер, призывая всех ее скачать. Если музыка достойная, и люди начнут слушать, рассказывать друзьям, распространять ее дальше — значит мне повезло, и деньги потом тоже придут.

О себе в миру

По образованию я юрист, а работаю руководителем интернет-проектов в «Лаборатории Касперского». Мне нравится моя работа, не на что жаловаться, только голова иногда загружается до отказа.

О котах

Наши коты Ричард и Юрий — главные звезды нашей семьи, у них пять тысяч подписчиков в Instagram, и они, судя по поведению, знают об этом. Об одном из них я написал песню «Мой Кот», она все еще лежит ВКонтакте в виде демо-записи.

Сергей Сироткин со своими котами
Сергей Сироткин со своими котами

Фото: Мария Липина. Обложка: Ника Максимюк.

Наталья Словаева и Андрей Мальцев, 29.12.2015

Поделитесь ссылкой на это интервью