Поиск по сайту

Ordinal Name: азарт сделать нечто большее, чем просто рок

Ordinal Name
Ordinal Name

Их музыка — стон рушащейся цивилизации, ода необузданной темной стороне человеческой натуры, но и чувственная надежда на возрождение. Ростовская альтернативная группа Ordinal Name, вдохновленная Nine Inch Nails, Linkin Park и Deftones, записала дебютный альбом в 2010-м. Следующие пять лет были заняты бесконечными экспериментами и поисками. В процессе работы над вторым альбомом группа создала «тонны материала, десятки вариантов аранжировок для треков», постоянно возвращаясь от сведения к записи и обратно. В результате родился масштабный инструментальный ню-метал альбом «Absolute Human», который был представлен слушателям весной 2016 года. Почему именно инструментальный, а также сложно ли записывать симфо-рок и зачем независимым музыкантам становиться продюсерами, «Триллу» рассказал 27-летний фронтмен и основатель Ordinal Name Алексей Кондратенко.


Весной у группы вышел новый альбом «Absolute Human», в котором ты обошелся без вокала. Раскрой историю создания пластинки, что повлияло на решение выпустить полностью инструментальный лонгплей?

Алексей Кондратенко: Я работал совершенно над другим материалом в тот период, когда под влиянием блюз-рока зародился концептуальный, стенающий «Absolute Human» — история об очищении, о том, как бытие через кризисы вытесывает из личности нечто совершенное. Новая музыка прямо лилась в моих мыслях. Мы с Артуром Араповым и Димой Игнашевским обложились примочками и безвылазно записывали альбом на чистом вдохновении на протяжении четырех месяцев, растворяясь в этой темной стихии, оттачивая и корежа звук, потом отложили релиз на случай, если появятся стоящие идеи текстов. Писать о чем-то пошлом или мрачном, как бывало раньше, не хотелось. Тексты это всегда голос моего эго, а вот музыка — это мое стремление открыться, обнажить личные темы, надежды, сожаления. Поэтому мне нравится говорить со слушателями через музыку. У нас много вокальных песен, которые хорошо заводят толпу, так что на выступлениях инструменталы сочетаются с ними отлично.

На альбоме есть поразительный, начинающийся с виолончели трек «Prayers». Насколько сложно записывать симфо-рок композиции в сравнении с другими песнями?

Технически проще, чем наш гитарный эмбиент, над которым мы заморачиваемся по канонам Шона Бивена. Когда понимаешь, что идею, которую ты хочешь выразить, лучше всего передадут классические инструменты, то попадаешь под влияние азарта сделать нечто большее, чем просто рок. Я пригласил сессионных музыкантов, Марину Глушакову и Марию Огнину, с которыми у нас давно сложилось взаимопонимание, поскольку ранее мы вместе работали над саундтреками. «Prayers» стала для нас почти что духовным вызовом, требовалось проявить себя с лучшей стороны. Было весело. Они сделали свою часть работы, мы сделали свою. Получилось круто, и поэтому «Prayers» не единственная наша композиция с классическими инструментами на «Absolute Human».

Для Ordinal Name это своего рода возвращение после затишья. Что изменилось за это время в твоей жизни?

Мне нравится развитие, движение вперед, выше, дальше. По возможности, я меняю все, что хотел бы изменить. И сам меняюсь. С возрастом становишься ответственнее и внимательнее к близким, даже если остаешься таким же хулиганом или холостяком.

А на сцене и в творчестве?

По-прежнему буйство. Рок непоколебим. Но этап трэшевой сексуальной агрессии и эпатажа пройден. Раньше выходил на сцену весь такой раскрашенный шок-рокер: вот тут высунешь язык между пальцев, тут сделаешь неприличные движения, и ты уже типа лев в своем прайде, и все хотят тебе отдаться. Теперь я иначе смотрю на это все и хочу заражать драйвом и разделять энергию нашей музыки со слушателем, который пришел посмотреть и послушать нас. Это как в любви: если ты эмоционально зрелая личность, тебе не все равно, что чувствует партнер. Так же и с аудиторией. Процесс стал интимнее и искреннее.

Ordinal Name - Absolute Human
Ordinal Name — Absolute Human

Что вдохновляет тебя на написание музыки в Ordinal Name?

Люди и их судьбы, острые события в моей жизни. Я не равнодушный человек, и Ordinal Name для меня это способ найти решение того, что оказалось невозможно разрешить в прошлом. Сила, берущая начало в шрамах. А иногда это просто желание сделать что-то крутое.

Тебе важно, как воспринимают вашу группу?

Знаешь, я хотел бы, чтобы люди понимали, что Ordinal Name решительно против попыток переоценки событий Второй мировой, что мы не разделяем фанатизм по темным силам, осуждаем наркотики, веганство и другие заморочки, и в целом придерживаемся классических ценностей. Но мне плевать, видно это или нет. Пусть будут разные мнения, так интереснее.

Какие у тебя творческие планы? Есть ли вершины, к которым ты целенаправленно движешься?

Есть. Очень амбициозные, я воплощаю свою давнюю мечту и запускаю студию по производству оркестровых саундтреков Soundwood Records. Я очень увлечен процессом, подбираю оборудование, софт, формирую портфолио и понемногу собираю команду из матерых профессионалов и молодых талантов.

А как ты пришел к написанию саундтреков?

Кино всегда занимало особое место в моей жизни, а рок-музыка никогда не позволяла раскрыть композиторский потенциал полностью. После дебютного альбома я начал писать саундтреки. Скопилось очень много наработок. Я восхищаюсь эмоциональностью и высокими стандартами, заданными голливудскими композиторами, и хотел бы привнести этот уровень в наш саунд-продакшн. Одним кино сфера нашей деятельности не ограничивается, это еще и игровая индустрия, и разные арт-проекты. Как раз недавно закончил саундтрек для видеоигры от молодых разработчиков Die Kampagne I.Р. Моя задача в том, чтобы с помощью высококлассного музыкального сопровождения помогать хорошим идеям становиться великими, независимо от того, авторский это проект или коммерческий. Искусство должно жить.

Алексей Кондратенко, Ordinal Name
Алексей Кондратенко, Ordinal Name

Можешь вспомнить самый курьезный случай, связанный с группой?

Поверь, мне очень трудно его забыть. Как-то мы организовали масштабный кастинг — прослушивание для девушек, чтобы они озвучили в альбомной интерлюдии роль героини, которая оставляет сообщение на автоответчике своего бывшего в начале апокалиптических событий. Мы ожидали получить аудиозаписи с прочтением роли, и вот тут-то мы крупно недооценили претенденток. Вместо аудио, на ящик группы девушки стали присылать свои фото в стиле ню и резюме. Если бы я был эстрадным продюсером, при таком подходе каждая из них стала бы звездой.

Что бы ты назвал самым сложным в жизни независимых музыкантов и исполнителей?

Ничего сложного, делаешь что любишь, никто не давит, вся ответственность на тебе. Хочешь, хоть забей. Но если хочешь окупить временные и материальные затраты, а твои произведения ориентированы на альтернативную аудиторию, придется потрудится. Есть несколько мощных онлайн-дистрибьютеров, которые облегчат продажу музыки, но это не решит все задачи. Медиапространство необъятно, контента дофига, и тенденция в музыкальной индустрии складывается интересная: независимым музыкантам приходится развиваться, становиться своими собственными продюсерами или искать толковый менеджмент, разрабатывать стратегию, самостоятельно все лицензировать, вкалывать до посинения, а связанные с индустрией компании начинают подстраиваться уже не только под нужды лейблов, но и под нужды самостоятельных артистов. При этом мы всегда можем расслабиться и просто ловить кайф, не на чем не заморачиваясь. В этом вся прелесть.

Фото: Анастасия Валерьевна

Кристина Алабурцева, 08.05.2016

Поделитесь ссылкой на это интервью