Поиск по сайту

Интервью с итальянским дуэтом Gabin

Gabin

1 декабря 2012 года в рамках зимней сессии фестиваля «Калининград Сити Джаз», который проводится в Калининграде с 2006 года при активном участии культового клуба «Вагонка», в самом западном городе России выступила итальянская nu-jazz-группа Gabin. Основатели коллектива Массимо Боттини и Филиппо Клэри, назвавшие свою группу в честь знаменитого французского актера Жана Габена, любезно согласились дать интервью корреспонденту «Trill».

Проект Gabin представляет собой отличное сочетание живого и студийного подхода к созданию музыки: Филиппо Клэри — продюсер и ди-джей с многолетним стажем, Массимо Боттини — профессиональный джазовый басист и гитарист. Gabin уже приезжали в Калининград — летом 2010-го они играли на сцене городского Центрального парка в один из дней пятого по счету фестиваля «Калининград Сити Джаз». В нынешний свой приезд выступать музыкантам предстояло в кардинально других условиях: концерт должен был проходить в камерной обстановке в клубе «Вагонка», а в день выступления в Калининграде выпал первый снег.

Trill: Добро пожаловать в Калининград! Вы у нас второй раз, но уже неоднократно бывали в России до этого. Есть ли какие-то отличия между калининградскими зрителями и публикой в других российских городах?

Max Bottini: Нет, в России нас везде встречала одинаково доброжелательная публика. В вашем городе, я помню, пару лет назад мы выступали в очень красивом месте, на открытой сцене. Это был фестиваль «Калининград Сити Джаз», и я встретил там множество замечательных артистов, например, Стива Хэкетта из Genesis. Было здорово.

Filippo Clary: После того выступления я пошел вот в этот самый клуб, где мы сейчас находимся (имеется в виду «Вагонка» — прим. авт.), на джем-сейшн. Из музыкантов, игравших тогда на фестивале, вышла отличная сборная группа, получился классный импровизационный концерт.

Расскажите, пожалуйста, как вы начали заниматься музыкой? С чего началось ваше увлечение музыкой, и почему каждый из вас выбрал именно этот музыкальный путь — почему вы, Макс, выбрали бас-гитару, а вы, Филиппо, стали ди-джеем? Каковы были ваши музыкальные истоки?

MB: Честно говоря, мне тяжело вспомнить, просто потому, что я не помню ни дня своей жизни без музыки. Я начал профессионально заниматься музыкой в 8 лет — тогда я играл народную музыку. А что касается «музыкального пути», то, я думаю, человек, конечно, может выбрать свой путь, но бывает и так, что твой путь выбирает тебя. Когда я поменял свое музыкальное направление, стал играть блюз, джаз, — все произошло как-то само собой, естественным образом.

FC: Со мной такая же история — я просто рос, слушая пластики, которые были у нас дома: Нину Симон, Рэя Чарльза. Это было моим любимым занятием — слушать музыку. Я в детстве учился играть на виолончели, но потом понял, что лучше всего выразить свою любовь к музыке могу как ди-джей. Если говорить о каком-то музыкальном пути, то я просто пошел за своими чувствами. Но главной целью моей жизни было все-таки создавать музыку. Поэтому Gabin — это моя мечта, и я невероятно рад, что эта мечта сбылась.

Filippo Clary, Gabin
Filippo Clary, Gabin

Можно ли сказать, что вы родом из музыкальных семей?

MB: Нет, нет. Если кто-то из нас и может так сказать, то в большей степени Филиппо, потому что его мама работала в шоу-бизнесе.

Вопрос, который интересует многих ваших поклонников: почему у вас нет постоянной вокалистки? И почему вы работаете с разными вокалистками при записи альбомов и во время гастролей?

MB: Действительно, хороший вопрос. На самом деле, когда мы только начинали работать как Gabin, мы не думали, что будем ездить с концертами по миру, мы просто работали над своей музыкой в студии, как продюсеры. И уже работая над нашей первой записью, мы осознавали, что не хотим писать музыку в каком-то одном стиле, — мы постоянно смешиваем самые разные стилистические элементы. И уже тогда между нами возникали дискуссии о том, чей голос лучше всего подошел бы для каждого конкретного трека — ведь у каждой песни своя изюминка.

Но потом мы начали подумывать о том, чтобы сузить круг наших вокалистов. И на втором альбоме наряду с Ди Ди Бриджуотер (Dee Dee Bridgewater) и Эдвином Коллинзом (Edwyn Collins) мы сосредоточились на работе с дочерью Ди Ди, Чайной Моузес (China Moses) — именно она поет большинство песен. На третьем альбоме у нас тоже была основная вокалистка — Мия Купер (Mia Cooper), именно с ней мы приезжали к вам в прошлый раз. Сейчас у нас новая певица, Люси Кампети (Lucy Campeti). Поэтому не знаю — может быть, в будущем в нашей студийной работе мы и остановимся на какой-то одной вокалистке, но гости будут присутствовать все равно, потому что нам очень нравится приглашать к сотрудничеству новых людей.

С вокалистками все понятно, а где вы находите других музыкантов для записи и концертной деятельности? Ведь единственные постоянные участники Gabin — это вы двое.

MB: Ну, на самом деле, мы не очень часто пользуемся услугами других музыкантов. Исключением можно считать, пожалуй, наш последний альбом, на котором мы поработали с оркестром. А первые две пластинки мы записали вдвоем, при дополнительном участии, разве что, саксофониста Стефано Ди Баттиста (Stefano Di Battista).

На концертах наш состав, разумеется, расширяется. Тогда мы спрашиваем наших друзей, кого бы они могли посоветовать, обращаемся к музыкантам, с которыми работали раньше... в любом случае, мы работаем только с музыкантами, которые нам нравятся.

Massimo Bottini, Gabin
Massimo Bottini, Gabin

На вашем последнем альбоме «Third And Double» есть песня с Крисом Корнеллом. Расскажите, как вам удалось поработать с ним, и слушаете ли вы музыку, которую он играет. Как вы относитесь к рок-музыке в целом?

MB: Конечно, Soundgarden!

FC: Нам нравится рок-музыка! Участие Криса стало приятным сюрпризом для нас. Когда я написал эту песню («Lies»), мы стали думать, кто бы мог ее спеть. Для нее нужен был никак не соул-вокал, а голос, в котором была бы агрессия, какая-то резкость. И мы подумали: Крис Корнелл. Но Крис Корнелл ведь занимается совсем другой музыкой. Однако он согласился на наше предложение сразу же! Представьте наше удивление. Он написал нам спустя один день, что ему нравится песня и он хочет над ней работать.

MB: Его жена написала нам, что это первое предложение поучаствовать в дуэте, на которое Крис согласился. Он отказал Кристине Агилере, Дженифер Лопез...

FC: ...но сказал «да» группе Gabin! И спустя, наверное, месяц, он прибыл в Рим вместе со своей семьей, чтобы принять участие в съемках на национальном итальянском телевидении вместе с нами. И он сказал, что гордится этим совместным проектом и что это и его песня тоже.

MB: А еще после этого визита Крис купил себе дом в Риме, потому что влюбился в этот город.

FC: Недавно на нашей самой последней записи, «TAD Replay» (сборник ремиксов и альтернативных версий песен с альбома «Third And Double» — прим. авт.), вышла новая, акустическая версия песни «Lies», гитарную партию для которой записывал Ace из Skunk Anansie. Еще один повод для нашей гордости.

Как вы пришли к идее разбить ваш последний альбом на две части (альбом «Third And Double» содержит две «стороны»: сторону Филиппо Клэри и сторону Макса Боттини — прим. авт.)?

MB: Вы знаете, мы работаем вместе уже 14 лет. И иногда ты чувствуешь, что тебе нужно выразить себя индивидуально, принимая все решения самостоятельно, ничего ни с кем не обсуждая. И настал момент, когда мы оба решили: почему бы не предложить слушателям проект, в котором ингредиенты, составляющие Gabin, были бы представлены отдельно друг от друга? Gabin всегда виделся нам как своего рода музыкальная лаборатория, в которой мы проводим свои эксперименты. И это был очередной эксперимент; он протекал очень гармонично, и мы им очень довольны.

Так все же, принимали ли вы какое-то взаимное участие в работе над стороной своего коллеги?

MB: Нет, мы работали полностью индивидуально, мы решили никак не влиять друг на друга в создании этого альбома.

FC: Это был важный шаг в нашей карьере, потому что он касается и нашей дружбы. Например, это был способ для меня лучше узнать Макса с определенной стороны. Я получил доступ к его очень личной творческой сфере, лучше понял его подход к мелодиям, потому что он был абсолютно свободен в создании музыки, как и я.

MB: Но сейчас мы снова начинаем писать музыку вместе. И у нас есть захватывающая новость: знаете режиссера Пола Хаггиса? Он снял фильм «Столкновение» («Crash»), получивший «Оскара». Так вот, он позвонил нам и попросил сделать новую версию одной старой итальянской песни для его нового фильма, который будет называться «Третий человек» («The Third Person»). И песня так ему понравилась, что он захотел, чтобы и мы сами тоже были в фильме. И вот, месяц назад мы участвовали в съемках одной из сцен в Риме. Фильм должен выйти в конце 2013 года. Работать с Полом было очень классно.

А еще одна хорошая новость состоит в том, что студия DreamWorks взяла нашу песню «Bang Bang To The Rock’n’Roll» с альбома «Mr. Freedom» для своего нового мультфильма «Хранители снов» («Rise Of The Guardians»).

Lucy Campeti, Gabin
Lucy Campeti, Gabin

Мои поздравления! Возвращаясь к двум «сторонам»: этот термин обычно применим к виниловым пластинкам. Вы по-прежнему слушаете винил? Или предпочитаете CD и mp3?

MB: Нет, вообще-то нет. Может быть, Филиппо — у него невероятная коллекция!

FC: Да, даже не знаю, сколько у меня пластинок... Я думаю, в последние годы многое изменилось. Лично я раньше если фанател от чего-то, то фанател всем сердцем. А нынешнее молодое поколение фанатеет от файлов, не интересуясь происхождением альбома, историей песни, музыкантами. Мне нравилось читать об альбомах, которые я слушал, я пытался понять, как музыканты получают те или иные звуки... сейчас такого нет.

MB: Должен сказать, что мы разбираемся в музыке, и мы хорошо знаем музыку прошлого. Но мне гораздо проще скачивать музыку из интернета на свой айфон. Опять же, при работе очень удобно использовать YouTube. А прослушивание пластинок сейчас больше похоже на ритуал — но ритуал приятный, конечно же.

FC: Когда я был ди-джеем, таскать с собой каждый вечер кучу пластинок было очень тяжело. Сейчас же достаточно взять с собой флешку или CD. Какая разница, каков источник, — музыка-то остается неизменной.

MB: Иногда цифровой ремастеринг даже позволяет сделать ее лучше.

Я думаю, ваш последний альбом наглядно показал, что вы, действительно, разные. Верно ли впечатление, что Макс по натуре более спокойный и романтичный, а Филиппо предпочитает романтике танцевальные грувы?

MB: Нет, нет, я так не думаю! На стороне Филиппо есть одна из самых романтичных песен, которые я слышал в своей жизни, — «So Many Nights». А на моей стороне есть очень живая джазовая вещь «The Game». Так что, я думаю, мы оба можем работать с разными настроениями. И также важно отметить, что «Third And Double» далеко не исчерпывает наши возможности в создании музыки. Песни на этом альбоме отражают скорее настроение, пойманное в определенный момент. Но это не значит, что мы не можем писать музыку в другом ключе. Я, например, люблю и рок-музыку.

FC: Да, сторону Макса можно сравнить со смокингом, а мою с дорожной курткой и джинсами, но еще неизвестно, где будет больше грува. Все относительно.

Скажите, вы слушаете радио?

MB: Я слушаю радио только в машине, но не музыкальные станции. Я помешан на футболе, а в Риме есть радиостанция, на которой целый день говорят только о клубе «Рома», вот ее я и слушаю (смеется). А музыку на радио я не люблю. Если я хочу послушать музыку в машине, я ставлю CD или мп3. В любом случае, единственная радиостанция в Италии, где ставят близкую нам музыку, и то ближе к вечеру, это, конечно, «Радио Монте Карло».

FC: Я слушаю интернет-радио или иду на YouTube в поисках музыки, которая мне нужна. Мне нравится самому находить новые группы. А на радио крутят одно и то же, 10 песен по кругу: Кристина Агилера...

MB: ...но это тоже неплохо! Мне нравится коммерческая музыка, нравится звучание хорошо спродюсированных коммерческих песен. Но по радио я слушаю музыку крайне редко. А если я работаю над каким-то материалом как продюсер — тогда я стараюсь вообще не слушать другую музыку, чтобы меня ничто не отвлекало.

FC: В любом случае радио — не то место, где можно услышать что-то по-настоящему свежее. Только дурацкая болтовня: «Hello everybody!» и бла-бла-бла. YouTube куда продуктивнее в плане поиска новой музыки.

Fabrizio Fratepietro, Gabin Live
Fabrizio Fratepietro, Gabin Live

У вас есть песни на нескольких языках: не только на английском и французском, но, например, на португальском. Вы говорите на этих языках? И кто пишет эти тексты?

MB: Ну, их пишут разные авторы... На последнем альбоме есть две песни на португальском — «Fim de noite» и «A vida e agora». И хотя вторую поет Флора Пурим (Flora Purim), обе песни написала замечательная итальянская певица, известная исполнением бразильской музыки, — Барбара Касини (Barbara Casini). Песни на французском были только на первом альбоме, но у певицы, их исполнявшей, франко-испанское происхождение, это Ана Карриль Обиолс (Ana Carril Obiols), она пела в Manu Negra — помнишь, группа Ману Чао? Мы в то время решили, что в нашем репертуаре не будет песен на английском: это был наш первый альбом, и мы хотели, чтобы у него был более европейский дух и никаких ассоциаций с американской культурой. А на следующих записях все зависело от самих песен. Например, «Fim de noite» просто невозможно спеть на английском.

То есть песни изначально пишутся на тех языках, на которых поются, это не переводы?

MB: Нет-нет! Мы просто даем исполнителю общее представление о том, о чем должно говориться в песне. И текст пишется певцом «напрямую», чтобы исключить любые потери при переводе. Так было с песней Филиппо «Lies»...

FC: ...или «Life Can Be So Beautiful». Это все — попытка «сфотографировать» момент из окружающей жизни.

Импрессионистский подход.

FC: Точно!

Я поймал себя на мысли, что знаю еще одного очень известного музыканта, чей подход к созданию композиций можно сравнить с вашим: он тоже сэмплирует старые джазовые пластинки, тоже ди-джеит. Я говорю о Моби. Как вы к нему относитесь?

MB: Ну, конечно, он нам нравится! Моби был одним из пионеров, он открыл дверь множеству музыкантов, показав, что можно по-другому подходить к созданию музыки. Мы в последнее время не очень часто его слушаем и не знаем, чем он сейчас занимается, но...

FC: ...но я видел видео с его выступлений на YouTube — это невероятно!

MB: Правда, мы с Моби живем, я бы сказал, в разных мирах — он житель Нью-Йорка до мозга костей... кстати, у нас с ним общий юрист в Нью-Йорке (смеется).

Я думаю, был период, когда целый ряд исполнителей играли музыку в одном ключе: Моби, St. Germain...

FC: St. Gabin! (смеются)

MB: (Обращаясь к Филиппо по-итальянски) А кому принадлежала вот эта мелодия? (напевает)

FC: Llorca! Llorca, еще один великолепный проект.

MB: Да, эту песню мы ставили во время одного из своих ди-джей-сетов (смеется).

А как насчет «Café del mar»?

MB: Ну да, «Café del mar», «Buddha-Bar»...

FC: Это был конец 90-х — начало 2000-х, расцвет лаунж-музыки. Но для многих групп, ставших известными тогда, тот период времени стал своего рода темницей, потому что лаунж ассоциируется теперь исключительно с таким звучанием. И им очень сложно развиваться и при этом сохранять свою аудиторию.

MB: Что спасло нас от такой судьбы — это одновременно и то, что роднит нас с Моби, а именно: мы, как и он, делаем большую ставку на мелодии. В результате всегда должна получиться песня. В конечном счете, мы ведь играем поп-музыку.

Большое спасибо за интервью!

MB: Спасибо вам! Увидимся на концерте!


Концерт Gabin прошел на ура. Помимо вокалистки Люси, они привезли с собой ударника Фабрицио и собственного звукооператора. Пару технических неполадок, возникших в начале шоу, к счастью, удалось оперативно устранить, и дальше концерт шел как по маслу. Филиппо вел себя как заправский ди-джей, играя, по словам Макса, «на всех инструментах, которые вы слышите, но не видите». Сам Боттини продемонстрировал превосходное владение бас-гитарой — особенно приковывали внимание их с Люси басово-вокальные джемы (в частности, в песне «Into My Soul», растянувшейся минут на десять, во время которой вокалистка голосом повторяла пассажи Макса, в шутку соревнуясь с ним). Кстати, сила голоса Люси Кампети впечатляла — казалось, что она спокойно могла бы справиться и без микрофона.

Музыканты в самом начале выступления порадовали публику известными хитами «Lost And Found», «Doo Uap Doo Uap Doo Uap», «Keep It Cool», но по-настоящему ощутимый перелом произошел на десятой песне. Во время долгого джема, в ходе которого Макс выдал слэповое соло на басу, разгоряченный Филиппо выбежал на край сцены, чтобы подбодрить зрителей, и после этого трека публика словно окончательно расслабилась и дала себе волю. Весь зал искренне и свободно танцевал как под заводные, так и под спокойные треки.

Спустя час с небольшим после начала концерта рубашка Филиппо Клэри была мокрой насквозь. Gabin ушли со сцены — очаровательные и немного необычные ребята, доставившие огромную радость публике и так зажигательно и душевно исполнившие вживую музыку, которую многие привыкли слышать только на сборниках вроде «Café del mar».

Gabin Live
Gabin Live

9 февраля 2013 года Gabin выступят в Санкт-Петербурге, в клубе «Зал Ожидания».

Фотограф: Дмитрий Попов (www.DymOK.net)

Интервьер: Павел Зюлько, 05.12.2012

Поделитесь ссылкой на это интервью