Поиск по сайту

11 свежих альбомов, которые делают праздник

11 свежих альбомов, которые делают праздник

Перерыв между эпической продолжительности выходными — отличный повод открыть для себя замечательный факт: помимо экстренных служб все это время работали и те, благодаря кому наш досуг и в будние дни порой становится похож на праздник — что уж говорить про дни узаконенного сибаритства и эпикурейства?

«It made my day», — радостно скажет англоязычный меломан про долгожданную пластинку, а когда таких пластинок много, вместе они способны создать настоящие шедевры альтернативной праздности в самом что ни на есть положительном смысле. Причем ни один из этих шедевров не будет похож на все другие. За тем исключением, что всякий праздничный день должен быть ярким и солнечным. Это не обсуждается. Поэтому первыми в дело идут светлые радужные краски (в нашем случае — ноты). С них начинается


УТРО

Little Boots — Nocturnes

Little Boots — Nocturnes
Little Boots — Nocturnes

Были времена, когда всякий уважающий себя человек почитал за обязанность просыпаться под «Everything in it’s Right Place», и вскоре по первым звукам соседи определяли, что за стенкой живет флегматик-интеллектуал. Во втором альбоме Виктории Хескет абсолютно все на своих местах — для людей с любым темпераментом, так что на сей раз соседям придется поломать голову. Идеальная пластинка для пробуждения флегматиков/холериков/сангвиников и меланхоликов с последующим развитием их персональных устремлений. Спродюсированный «человеком из UNKLE» Тимом Голдсуорси, это одновременно обманчиво мягкий, предательски обволакивающий поначалу электро-диско-синти-поп, просачивающийся вместе с первыми лучами солнца совсем не для того, чтобы позволить и дальше нежиться в постели, но несущий в себе тот первый — и самый главный — заряд энергии, который необходим для того, чтобы встать и встретить новый день.

Гимн праздничного будильника: «Motorway»

ZAZ — Recto Verso

ZAZ — Recto Verso
ZAZ — Recto Verso

Случалось и такое, что соседи флегматичных интеллектуалов тоже просыпались под музыку — не из мести, а просто потому что сами оказывались эстетствующими сангвиниками. Их возвращение в относительно реальный мир из блаженного царства сновидений происходило, как можно догадаться, под аккомпанемент «Non Je Ne Regrette Rien». И вовсе не обязательно, чтобы за окном в относительно реальном мире солнце живописно проливало свет на крыши Парижа, а легкий ветерок дразняще манил ворвавшимися в открытую форточку запахами булочной, расположенной двумя этажами ниже — настроение, заданное музыкой, заполнит зияющий пробел в относительной реальности даже если эстетствующему сангвинику случилось проснуться на другой планете. «Recto Verso», новая пластинка Изабель Жеффруа, также известной как ZAZ — отличный пример того, как музыка может задать настроение, способное преобразовать мир вокруг себя. И это тот случай, когда музыка неотделима от личности — достаточно посмотреть на обложку альбома, лучистую икону нового французского поп-шансона, чтобы относительная реальность начала искриться и переливаться, следуя любому желанию.

Нужный настрой: «T’attends quoi»


ДЕНЬ

The Great Gatsby OST

The Great Gatsby OST
The Great Gatsby OST

Заводя разговор о саундтреке к едва ли не самому ожидаемому фильму года, надо сразу оставлять напоминание о том, что это — лишь один из майских праздничных релизов, и говорить о нем и только о нем было бы, ну, некрасиво, что ли. Слухи о трек-листе просачивались в прессу с помпой, сравнимой разве что с PR-кампанией нового альбома Daft Punk. Потом стали появляться отдельные песни — ситуация напоминала планы на праздники, составляемые загодя и по пунктам, так что когда праздник приходит и на нашу улицу, планов оказывается невероятно много, и нужно отдельное время, чтобы их осмыслить. Впрочем, раз уж речь зашла о Daft Punk, то еще не понятно, насколько оправданна такая маркетинговая стратегия с выходом четвертого альбома французских электронщиков, и можно иронично пожимать плечами, саркастично характеризуя «Random Access Memories» Главным Событием в Музыке XXI века — заочно. Про музыкальную сторону «Великого Гэтсби» База Лурмана уже можно без сарказма сказать, что это лакмусовая бумажка музыкальной поп-индустрии наших дней, во всех ее проявлениях и вариациях. (Напоминание: это лишь один из майских релизов!). Лакмусовая бумажка сия — отнюдь не только лабораторный аксессуар, а вполне себе самостоятельное и самодостаточное явление с диапазоном от богато аранжированных эстрадных номеров с трендовой ретро-отсылкой (Lana Del Rey, Gotye, Florence + The Machine) до r’n’b и хип-хопа (Beyonce, Jay Z, will.i.am), разбавленными несколькими интереснейшими каверами и новыми песнями от The xx, Sia Furler, Jack White etc. В итоге складывается привычная для томящихся в ожидании праздников «планировщиков» ситуация. «The Great Gatsby» содержит в себе больше, чем можно успеть сделать/отслушать за день, и по здравому размышлению, его хочется разделить на все ближайшие праздники, из расчета по песне на день, и это решение подталкивает к скорейшему выполнению тех «незапланированных» действий, которые особенно приятны в праздники — среди них, например, самая обычная прогулка.

Не откладывать на потом: Jack White — «Love Is Blindness»

Savages — Silence Yourself, Mikal Cronin — MCII, Deerhunter — Monomania

Savages — Silence Yourself, Mikal Cronin — MCII, Deerhunter — Monomania
Savages — Silence Yourself, Mikal Cronin — MCII, Deerhunter — Monomania

Pitchfork — одна из экстренных служб, что продолжали работать в святые праздничные дни. И видимо, в честь Весны и Труда, эта служба наградила «Орденом за заслуги перед слушателем» (aka «BEST NEW MUSIC») сразу троих музыкальных передовиков: американца Микала Кронина (Mikal Cronin), самым говорящим пунктом в резюме которого является игра на басу во время живых выступлений Тая Сегалла — за его второй сольный альбом; американскую же банду Deerhunter, специализирующуюся на гаражном нойз-роке с подвыподвертом — за их пятый подвыподверт «Monomania»; и британских девчат-«дичат» Savages, играющих пост-панк, который настолько же «пост», насколько «панк» — за дебют «Silence Yourself». Общее у трех этих счастливчиков то, что главным орудием самовыражения они избрали гитару, и не отрицая мастерство вышеперечисленных исполнителей в извлечении звуков из этого инструмента, приходится констатировать следующий факт: три пластинки, по сути, отличаются друг от друга интенсивностью и силой дерганья гитарных струн. И — нет, это вовсе не плохо. Выйдя на незапланированную прогулку, вполне можно незапланированно влиться в то или иное праздничное шествие, став невольным участником одного из многочисленных митингов. И оказавшись увлеченным человеческим потоком, практически невозможно не пропитаться царящим и задающим курс общим духом. Как это ни парадоксально, дух таких митингов, единения с огромной согласованной массой людей и превращения в одно целое идеально передают эти три рок-альбома. Помножив недавно возникшие отечественные гайд-парки на стихийные праздничные демонстрации, каждая из которых может неожиданно завести в парк Горького или Сокольники на митинг в защиту, скажем, одиноких девушек от одиноких девушек, можно уже примерно представить себе самую подходящую ситуацию, в которой могла бы звучать музыка троих новоявленных лауреатов. И неважно, кто на самом деле хочет защищать одиноких девушек от других одиноких девушек — энергетика митингов и рок-концертов в целом одинакова, и не поддаться ей довольно затруднительно.

С чем идти на баррикады: Savages — «No Face».

Bibio — Silver Wilkinson

Bibio — Silver Wilkinson
Bibio — Silver Wilkinson

Не исключено, что вместо скандирующих трибун беззаботные гуляния завершатся на лужайке самого обычного, а не гайд-парка, где бесшабашная лихость сменяется умиротворенностью, окрашенной в индивидуальном порядке самими отдыхающими — в оттенках от романтического до идиллически буколического. Если подбирать музыкальное сопровождение, опять же, индивидуально, то можно перебрать массу подходящих вариантов, начиная с легкой психоделики и миросозерцательного фолка и заканчивая щадящим эмбиентом, и ни на чем не остановиться. Вот почему замечательно, что есть человек, который умеет все это собирать воедино. Зовут его Стивен Уилкинсон, и его седьмой LP — это тоже праздник, только не бьющий на внешний эффект, а пробуждающий эффект внутренний, что само по себе довольно редкое явление. Обложка, как и в случае с ZAZ, похожей на прекрасного ангела, способного расцветить самое мрачное утро — выражает содержание альбома без лишних слов. Впрочем, ни одно слово, сказанное про Bibio, не бывает лишним. Известно, что зеркало, поставленное напротив другого зеркала, создаст с ним рекурсивную пару бесконечно повторяющихся вложенных отражений, самоповторов. Каждая пластинка Стивена — это возможность заглянуть в своеобразное зеркало души и увидеть там нечто новое. А ведь всякий прожитый день это зеркало и окружающий мир рождают бесчисленные самоподобия, так что порой и заглядывать туда совсем не хочется. Но если кто-то думает, что музыка Bibio меняет лишь одно отражение мира в душе слушателя, то он ошибается — она меняет их все.

С чего начать? — «A tout a l’heure»


ВЕЧЕР

Flunk — Loast Causes

Flunk — Loast Causes
Flunk — Loast Causes

Настоящий праздник, как правило, начинается ближе к вечеру, и как это часто бывает, собраться с мыслями и силами без посторонней помощи к этому времени довольно трудно. Посторонняя помощь приходит оттуда, где сдержанность, выдержка и баланс между рациональным и чувственным не нарушается практически никогда — из Скандинавии, и первый шаг к обретению внутреннего равновесия делается благодаря норвежским музыкантам. Flunk — коллектив из четырех человек, в обертке от трип-хопа, скрывающей гораздо больше интересного, нежели на ней написано. Трип-хоп, конечно, скорее умозрительное понятие, и термины с описаниями к нему зачастую неприменимы, причем зачастую благодаря тем, кто считается его родоначальниками. В этом контексте Flunk чем-то схож с бристольской группой Alpha: изящная неспешность и размеренность, приправленные воздушной неуловимой, но заразительной мечтательностью (это что касается игры — не столь замешанной на сэмплах, сколько на акустических гитарах и гармонично сочетающейся с ней электронной подложкой), камерные, доверительные интонации, словно предлагающие на время забыть о всех стрессах и переживаниях (это что касается вокала Ани Вистер) — такова условная формула, лежащая в основе музыки норвежской группы, и страждущие поклонники олдскульного трип-хопа вряд ли найдут здесь источник для подкрепления своих фанатских страстей. Но никто из них точно не останется разочарован.

Очарование: «Queen Of The Underground»

Lulu Rouge — The Song Is In The Drum

Lulu Rouge — The Song Is In The Drum
Lulu Rouge — The Song Is In The Drum

Следующий и решающий шаг на пути к обретению абсолютного контроля над своим обогатившимся за день внутренним миром — это абсолютная заслуга датского электронного дуэта Lulu Rouge, выпустившего вторую пластинку, спродюсированную Андерсом Трентемёллером. Творчество DJ T.O.M. и Buda далеко от стиля, который принято называть IDM, но сфера, к которой обращена их музыка, та же самая. Два серых кардинала чилл-аут сцены переворачивают представление о том, что лишь rave will tear you apart. Работая в пределах минимал-техно и даба, цифровые кудесники, оперируя чуть ли не аскетичным инструментарием, проникают в ту ментальную сферу, где уже не тело совершает танец, но разум, и это тот самый магический танец, в процессе которого окончательно исчезают неясности, и отпадает все лишнее. Разум словно покидает тело, как будто где-то происходит вечеринка, куда физические оболочки не приглашают. На самом деле это лишь вопрос быстроты мыслительной и мышечной реакции — мозг успевает произвести столько операций, что телу остается лишь повторять их жалкие имитации спустя какое-то время.

Танец чистого разума: «Sign Me Out»

Armin van Buuren — Intense

Armin van Buuren — Intense
Armin van Buuren — Intense

Все, конечно, относительно. В конце концов, кому-то гораздо ближе то, что творится на танцполе, нежели в голове, и тут нет повода для упрека. Чье-то тело радо отрешиться от рационального бремени, и танцпол для этого подходит как ничто другое. Чье-то тело практически три года ждало пятый альбом нидерландского диджея Армина ван Бюрена, названного практически Диджеем Всех Времен и Народов. Статус подразумевает повышение уровня новой работой, и тут человек, задающий темп вращению планеты, выложился по полной: присутствуют многочисленные коллаборации (от знаменитой израильской скрипачки Мири Бен-Ари до многочисленных приглашенных вокалистов) и расширение стилистических канонов за счет привлечения полноценного оркестра и настоящей рок-группы под руководством брата Эллера. Среди всего этого многозвучного буйства прогрессив-транса нашлось место и жанровой дифференциации: тут и пафосно аранжированные хиты, и умеренные баллады, и функциональные боевики для танцполов всего мира. Что тут еще добавить? Разумеется, эти строки писало просто тело.

Танец свободного тела: «This Is What It Feels Like»


НОЧЬ

Timo Maas — Lifer

Timo Maas — Lifer
Timo Maas — Lifer

Ирония в адрес г-на ван Бюрена, конечно, никоим образом не бросает тень на его профессиональные навыки. Интервью, посвященные новаторским фишкам нового альбома, заигрывание с оркестром и рок-бэндом — это все обязательные шаги на пути любого диджея. Ведь каждый диджей хочет стать The Future Sound of London в одном лице, и рано или поздно предпримет попытку доказать, что он может сочинять музыку не только по квадратам. У Andrew Weatherall есть «A Pox on the Pioneers», у Sasha — «Airdrawdagger», и когда-нибудь Армин ван Бюрен также создаст что-нибудь «экспериментальное». И пока он этого не сделал, один коллега по клубному цеху его уже опередил. Тимо Маас, немецкий диджей, выпустил свой третий альбом «Lifer», который идет с прикладной клубной культурой вразрез одной уже своей концепцией. Первая же композиция пластинки дребезжанием ситара вызывает ассоциации с упомянутыми ранее британскими эпохальными электронщиками FSOL, нынче предпочитающими творить в своей электронно-психоделической инкарнации The Amorphous Androgynous. Дальше — больше. Второе произведение современного музыкального искусства, именуемое «Tantra», как ни странно, никаких признаков традиционных индийских инструментов не обнаруживает. Зато звучание и мелодика едва ли не напрямую отсылают к первоисточнику — Plaid образца «Double figure». Причем все эти аллюзии идут пластинке лишь в плюс, поскольку будучи профессионалом, Тимо Маас, разумеется, плагиатом не занимается, но вписывает свой «труд» в контекст развития электронной музыки чуть ли не за последние двадцать лет. К концу второго трека «Lifer» становится в буквальном смысле интересно слушать. Воссоединившиеся после сепаратного вечернего времяпрепровождения разум и тело отзываются на музыку немецкого диджея по-своему, но — синхронно. Третьим номером следует этакий tribal hip-hop, родо-племенной рэп, который поначалу вызывает легкое недоумение, потом понимание, что без хип-хопа нынче никуда, и даже если бы FSOL записали новый альбом, там, скорее всего, тоже не обошлось бы без какого-нибудь MC. И только потом сквозь призму персонального саунда Тимо Мааса как воспоминание из доисторических времен приходит воспоминание о революционном альбоме еще одних английских электронщиков, сделавшем имя авторов нарицательным. Первыми нечто подобное с вплетением этномотивов в технокультуру проделали Leftfield в 1995 году. Охват пластинки Тимо Мааса расширился еще на несколько пунктов. Все было бы идеально, если бы последующее ловкое жонглирование калейдоскопом из виртуознейшего acid-house, единственным недостатком которого является его небольшая продолжительность, и того самого олдскульного трип-хопа, техно с перкуссией из столовых приборов и двух сложноклассифицируемых совместных работ с Джеймсом Лавеллем и Брайаном Молко из Placebo (с которым Тимо Маас сотрудничал еще при записи предыдущей пластинки), слагалось в логичную цельную и — самое главное — живую картину. Увы, этого не происходит. Вся середина альбома провисает за счет нескольких композиций, буквально сливающихся в невыразительную неразборчивую массу без мелодий и вменяемой сферы приложения. Почему так произошло — отдельный вопрос, но уделять ему слишком много времени и искать ответ в праздник не хочется, тем более что день прошел и прошел отлично. А вот ответ на вопрос — что же с этим делать? — появляется моментально. Надо отслушать первую половину и постараться заснуть прямо на середине.

Все-таки ночь на дворе.

Егор Алексеев, 07.05.2013

Поделитесь ссылкой на этот обзор