Поиск по сайту

Jake Bugg «Shangri La»

Jake Bugg - Shangri La

Jake Bugg

Shangri La

Дата релиза: 18.11.2013

Жанр: Инди-рок, кантри

Происхождение: Ноттингем, Великобритания

Лейбл: Island / Mercury

Интонация — тонкая штука. Порой даже уловимый на уровне внутреннего слуха оттенок в голосе певца способен отличить одну его песню от тысяч других, сделав первую гимном, а все прочие — проходными номерами, «хитами сезона», доказав известный тезис: главное — не про что, а как. Этому искусству, очевидно, должны учить с детства на уроках выразительного пения. Ходил ли на такие уроки 19-летний Джейк Багг, доподлинно неизвестно, но то, что он мог бы послужить на подобных уроках образцом — известно, причем доподлинно. И ладно бы он еще овладел бы какой-то одной «заветной нотой», узкой, но присущей лишь ему стилистикой, манерой, вокальной магией — так нет же, на своем новом, втором по счету альбоме, каждой из целой дюжины песен юный британец приоткрывает совершенно разные части интонационного спектра, подвластные его голосу. И настолько сильно оказывается стилистически организующее, композиционное верховенство этого голоса, что никаких сомнений в способности Джейка спеть «Cotton Eye Joe» так, чтобы все сочли ее классикой американского кантри, не возникает. Такому, пожалуй, не смогут научить и на уроках выразительного пения.

Джейк Багг
Джейк Багг

«Shangri La» в самом деле открывается самой натуральной разухабистой «американой» «There’s a Beast and We All Feed It», которую сразу хочется принять за стилистический ориентир, поставленный певцом во главу угла и задающий тон всему альбому, настолько аутентично и уверенно удается выйти на территорию, далекую от Туманного Альбиона и занятую такими фигурами как Хэнк Уильямс (или, точнее, Хэнки Уильямсы), Джонни Кэш, Уилли Нельсон и иже с ними. Только первый номер в «списке Багга» — не жанровый эксперимент, а лишь первая из ссылок безусловно талантливого, но еще слишком молодого музыканта, и уже вторая песня, «Slumville Sunrise», выводит молодость на первый план, не отменяя, безусловно, таланта. Тут и возникает определенного рода проблема. «Shangri La» соткан из ссылок на различные «первоисточники», явные и не очень, и остается лишь предполагать, осознанный ли это шаг, сродни рассказу о музыкальной родословной, о том, «на чьей музыке я вырос», или уверенная заявка на самодостаточность.

В первом случае за подобным «рассказом» рано или поздно должен последовать другой, пожалуй, и не рассказ даже, а серьезный эпос, возникший на пространстве, свободном от влияния кумиров детства и юности. Это и станет подлинным началом пути, когда о Джейке Багге будут говорить как о сформировавшемся музыканте, когда его песни (возможно) станут гимнами поколения и стивены кинги и бреты истоны эллисы этих новых поколений будут ссылаться на песни Джейка и цитировать их в своих книгах для воссоздания атмосферы времени и места. Судьба же вечных песен-ссылок — заполнять сезон-другой эфир европейского и американского аналогов «Дорожного радио», и уже не важно, на плечах каких гигантов стоит Джейк, распевая свои песни: Брюса ли Спрингстина, Боба Дилана, The Rolling Stones, неизбежного Oasis и так далее. Гиганты навсегда останутся гигантами, а эпигоны — эпигонами.

Джейк Багг
Джейк Багг

Песни последних могут похвастаться цепляющими мелодиями, запоминающимися рефренами и безупречным звуком; есть вероятность, что эти песни даже запомнят. Просто стараясь описать их, слушатели будут характеризовать их не привычными эпитетами душевная, лирическая, заводная, а производными от нарицательных имен: бобдилановская, роллинговская. Удел же авторов и исполнителей — толпиться в тени тех кумиров, в любви к которым они признавались. Невозможно пытаться сказать что-то новое чужим голосом. Даже тщательно подобранные слова для песни вкупе с мелодиями не вызовут продолжительного резонанса у аудитории и уж точно не сумеют увязать эту самую песню с непосредственным автором и исполнителем до тех пор, пока интонации его голоса будут заимствованы.

Одно из значений понятия «Шангри Ла» — название полумифической страны, описанной писателем Джеймсом Хилтоном в романе «Затерянный горизонт», прообразом которой послужила гораздо более известная Шамбала, сокрытая в горах Тибета. Если давая своему второму альбому подобное название (первая пластинка именовалась «Jake Bugg» и, по-видимому, была своеобразным introducing), Джейк решил открыть свой внутренний мир всем неравнодушным, впустив туда всех, кому интересна история становления его как музыканта, то название полностью оправдало себя. Мы познакомились с Джейком год назад, и он нам понравился. Мы совершили путешествие в его личную Шамбалу, и это тоже нам понравилось. Но после всего этого остался один вопрос: что дальше, Джейк?

Егор Алексеев, 20.11.2013

Поделитесь ссылкой на этот обзор