Поиск по сайту

Интервью с Крисом Корнеллом

Chris Cornell
ChrisCornell.com

Крис Корнелл (Chris Cornell) – очень занятой человек. С тех пор, как культовая группа Soundgarden распалась в 1997-м, Корнелл занимался всем, чем угодно – от продвижения своей сольной карьеры и участия в супергруппе Audioslave в качестве фронтмена до совместного написания песен с Дэвидом Куком из American Idol. Он даже успел мелькнуть в кинобизнесе, исполнив песню «You Know My Name» в фильме «Казино Рояль», а также песню «The Keeper» из последнего фильма Марка Фостера «Проповедник с пулеметом».

Но пока основным занятием Корнелла является недавнее воссоединение Soundgarden и последовавшее за этим турне по Северной Америке. Новый альбом группы ожидается весной 2012 года. Karina Halle из журнала CoS встретилась с Корнеллом в Нью-Йорке и обсудила с ним такие вопросы, как выбор песен для сет-листов в туре и почему цифровая эра музыки негативно влияет на прослушивание некоторых альбомов.

Как прошел тур после воссоединения?

Это многогранная вещь. Во-первых – это возможность выйти на одну сцену с теми людьми, с которыми ты вырос как музыкант. Мое становление как автора песен и профессионального музыканта прошло с эти парнями. И мы объездили вместе весь мир, поначалу лично водя микроавтобусы, и потом уже пересев в комфортабельные автобусы и самолеты, а ведь до того я никогда не выезжал даже за пределы Сиэтла. Это был незабываемый опыт, к тому же мы написали много песен вместе. Наши два последних альбома были настолько долгими по длительности звучания, что лишь наступление цифровой эры не позволило сделать их двойными альбомами. Поразительно, мы снова играем вместе.

И еще – это новое чувство – выходить на сцену и играть песни Soundgarden после 14-летнего перерыва, привнося в них новое звучание благодаря тому музыкальному опыту, который мы приобрели за это время. Группа – это живое существо, оно ожило, и оно удивительно. Оно очень естественно. Неприятные ожидания заключаются в том, что есть вероятность стать группой, которая собирается вновь для того, чтобы изобразить то, что она делала раньше. Но это не так. Группа развивается и двигается вперед, как будто мы никогда не сбивались с ритма. Ощущать это очень здорово.

Soundgarden 2011

В какой момент во время воссоединения вы поняли, что это стоило того?

Нужно было лишь принять решение. Как только мы собрались – было очень забавно – мы сидели и пытались придумать наилучший способ вспомнить, как же мы играли эти песни. В основном надо было лишь начать играть, и пальцы сами вспоминали нужные партии.

Мне это далось нелегко, потому что до последнего времени я редко возвращался к прослушиванию этой музыки, и я был приятно удивлен, какими прекрасными аранжировщиками, продюсерами и сонграйтерами мы были. Во время записи нам приходилось постоянно принимать какие-либо решения, и после недавнего прослушивания я понял, решения были верными. Когда ты пишешь песни и записываешь их, ты понятия не имеешь, как ты их воспримешь через 20 лет. Это как просматривать свои младенческие фотографии – ведь сейчас ты выглядишь намного лучше. Но у меня не было подобного ощущения. Мы были отличной группой, и нам потребовалось немного времени для того, чтобы вернутся в прежнее состояние.

Группа, которая может написать и сыграть такие песни, как «Jesus Christ Pose» так и «Zero Chance» или «Black Hole Sun» с одинаковым мастерством, думаю, заслуживает уважения. В каком-то смысле в этом мы схожи с The Beatles. Что мне нравится в таких группах – они могли написать и «Yesterday», и «Helter Skelter», и в этом не было ничего неестественного.

Как вы решаете, какие песни из вашего репертуара войдут в сет-лист?

Мы рассматривали некоторые песни, которые мы не играли в предыдущих турах, такие, как «4th of July», а также песни, которые мы бы не стали играть 15 лет назад, но со временем они обрели новый импульс. Также зачастую наши лучшие песни не обязательно были синглами. Хороший пример – песня «Gun», вживую она звучала убийственно, мы играли ее множество раз за все эти годы, но она не была синглом. Некоторые наши песни считаются мрачными, в то время, как некоторые из наших мрачных треков – буквально наши лучшие концертные песни, такие, как «Behind the Wheel». Нам было важно выбрать песни, которые хорошо звучат живьем, а также учесть песни, которые хотят услышать люди, из тех песен, что мы, возможно, никогда и не играли вживую прежде.

Soundgarden 2011

Что касается вашего нового альбома, хэви-метал популярен, как и грандж. Должен ли Soundgarden звучать, как раньше?

Мы, естественно, звучим, как Soundgarden, куда деваться. Это было совсем нетрудно. Нам не приходилось решать, понравится ли это нашим фанатам, или нет. Ни на секунду. Мы движемся вперед, никакой ностальгии, все новые песни написаны под влиянием нового времени, и, конечно, мы пытаемся быть разноплановыми, как и прежде. От Badmotorfinger через Superunknown к Down on the Upside мы испытывали границы звучания группы до получения результата, которым мы были бы удовлетворены.

Мы были группой, которой трудно было дать однозначную оценку. Вы не могли сказать, что такое Soundgarden, прослушав одну-две песни. Нужно прослушать весь альбом. Вы не могли составить мнение о Soundgarden, посетив один концерт. На нас было трудно налепить определенный ярлык, как и сейчас. В то же время я ощущаю творческий комфорт, создавая музыку с остальными тремя участниками группы.

И все же, слушатели предпочитают прослушивать треки, а не целые альбомы…

Это печальная тенденция для Soundgarden, да и для любой группы, честно говоря. Меня не привлекает мир звукозаписи, нацеленный на потребление по песне за раз. Я не так воспитан. Моими любимыми песнями в детстве были те, что звучали по радио. Затем был период, когда я находил альбомы Rolling Stones с песнями, которые я никогда не слышал прежде, и я мог слушать песни групп, которые мне нравились, без того, чтобы прослушивать очередной хит в 100001-й раз.

Я также понял, что я выбираю порядок песен в альбоме определенным образом, на основе того, как я их слушаю. Помню, я разместил «Black Hole Sun» 7-м треком на Superunknown потому, что седьмая песня на альбомах часто была моей любимой, и обычно это была более глубокая песня среди прочих, и я и не предполагал, что эта песня станет синглом.

И я также думаю, что люди не проникнутся музыкой Soundgarden, пока не сядут и не прослушают альбом целиком. Если люди услышат нашу тяжелую вещь, они посчитают нас продолжателями дела Black Sabbath или хэви-метал группой, и тогда мимо них пройдут остальные 90% из того, что мы делаем. Как меломан, я всегда любил подобные группы. Прослушав пару песен таких групп, ты никогда не увидишь общей музыкальной картины. И я до сих пор такой. Грустно, если будущие поколения разучатся концентрировать внимание для того, чтобы прочувствовать музыку, которая звучит дольше трех минут.

Karina Halle для CoS, 27.09.2011

Перевод: Ю. Лаев специально для Trill, 03.10.2011

Поделитесь ссылкой на эту статью